Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

После велопрогулки.

Ну, очень неожиданно. Про тундру.

  • Ну, очень неожиданно! Эту песню, можно сказать, хит и шлягер, мы знаем в исполнении Кола Бельды, воспевавшего красоты бескрайней тундры. Но тут... о желании увезти подругу в тундру поёт военный хор.

    Collapse )
  • Buy for 300 tokens
    ***
    ...
    После велопрогулки.

    Почему «Большое космическое путешествие» - это шедевр?

  • Есть фильмы, которые нравятся в детстве и совсем не нравятся потом — по прошествии лет. Даже ностальгию не вызывают. А есть кинокартины, раздражавшие в подростковом возрасте, но изумившие глубиной или «вторым слоем» в более зрелом состоянии. Лично для меня такая вещь - «Большое космическое путешествие». В детстве это - фильм-облом. Казалось бы. Для нас эта фабула таила в себе обман и чудовищную насмешку...



    Вместо космических приключений — какие-то тренировочные ползки по холодильной установке. В 1990-х «Большое...» и вовсе казалось символом имитационного развития СССР. Мы никуда не летим, и только пафосно делаем вид. Не этот ли сюжет «обломал» в своё время юного Витю Пелевина, что он потом создал своего «Омона Ра» - примерно о том же самом, но злее и гадостнее.

    Collapse )
  • После велопрогулки.

    Зачем «Визит дамы» экранизировали в эпоху Перестройки?

  • Произведения классики могут годами и даже столетиями лежать забытыми, однако, наступает момент, когда их начинают переосмысливать или хотя бы — доставать с пыльных полок. На то она и классика, что не только отражает своё время, но и ждёт своего часа в будущем. Такой вещью стала пьеса швейцарского драматурга Фридриха Дюрентматта «Визит дамы» - вещь, написанная в 1956 году о некоем условно-европейском городке, настолько сонном и скучном, что его обстановку можно отнести и к 1930-м, и к 1910-м.



    Collapse )
  • После велопрогулки.

    Интересный разговор на пляже.

  • Интересный рисунок был обнаружен на одной московской выставке (это «Три века русской графики» из собрания Татьяны и Сергея Подстаницких в Музейно-выставочном комплексе Школы акварели Сергея Андрияки. Что изображено? Две дамы, загорающие топлесс. В СССР 1957 года. Называется «Разговор на пляже». Автор - известный карикатурист и график Евгений Шукаев, чьи карикатуры на модников и тунеядцев я часто публиковала.

    Collapse )
  • После велопрогулки.

    О башне.

  • «Где-то сбоку мелькнула знаменитая башня, похожая на задранную в небо дамскую ножку в чёрном ажурном чулке», - так выразился Юрий Поляков об Эйфелевой башне и это прихотливо-забавное определение можно отнести и к другой башне — Шуховской. Долгое время — примерно до начала сталинских высоток - башня «в чулочке» была самой внушительной московской доминантой — любая столичная панорама непременно выдавала шуховское творение.



    Шуховская башня сделалась главным символом нашего вещания — вплоть до появления Останкинского шпиля. Послевоенные новогодние открытки содержали в себе ажурную башенку на фоне искристых шаров-ёлочек-огней. Узнаваемая «сетка» служила и декоративным интерьером для развлекательно-праздничных телепрограмм.

    Collapse )
  • После велопрогулки.

    Сафари для Кати Тихомировой.

  • В прекрасной кинокартине «Москва слезам не верит» Катя появляется в платье-сафари. Оно ей идёт. Она вообще шикарно смотрится в костюмах строгого типа. Но вот сафари — совершенно отдельный случай. Невероятно модный фасон 1970-х годов, буквально созданный для активных и целеустремлённых женщин, которые, при этом, ощущают себя не мымрами (из другого известного фильма), а этакими охотницами на тигров и прочую зубастую живность.



    Collapse )
  • После велопрогулки.

    Мордобой на пляже.

  • В сталинском СССР была парадная культура - смесь классицизма и барокко, но имелась и параллельная культура. Не блатная-уголовная и полу-народная с песенкой «Бублички», а вполне официальная, и при этом - не являвшая собой торжественно-пафосное Искусство. Люди тут не боги Олимпа, но - такие, как есть. Относятся сюда и некоторые картины, рисунки. Точнее - многие. Например, вот эта вещь, изображающая драку на пляже.

    Collapse )
  • После велопрогулки.

    Очередная супер-выставка в Москве.

  • Я уже писала о том, что в Москве сейчас проводится очень много интересных, необычных выставок, хотя очень многие мои читатели продолжают бухтеть, что культуры на постсоветском пространстве - нет. Как раз, она есть. Просто люди предпочитают смотреть какие-то странные передачи, чтобы с утра - на работе! - ругать долбаный ящик. Вот очередная чумовая экспозиция в Гостином Дворе.



    Collapse )
  • После велопрогулки.

    Заграница животворящая.

  • В мелодраме «Зимняя вишня» нам показали серую безнадёгу ленинградского бытия – тусклые сумерки, бессмысленные метания, рыхлые любовники, безрадостные перспективы. Из музыки – только Алла Борисовна. Зато! В ореоле фирменно-позолоченного сияния возникает «настоящий мужчина» - прибалт Герберт, к тому же работающий за границей. Рассудительность, такт, беспорочная предприимчивость и – буржуазный шарм. Давали понять – всё хорошее водится, движется и обитает исключительно там - в забугорном пространстве. Вспомните, как преобразилась Оля, когда она стала встречаться с Гербертом! Из усталой, отчаявшейся тётки она превратилась в стильную фасонистую леди образца ‘яппи’. Вот что Заграница животворящая делает!



    C одной стороны, советская промышленность не могла предоставить гражданам вожделенные 150 видов колбасы и ещё какие-нибудь зелёно-малиновые колготки, но с другой – советский же кинематограф тщательно культивировал преклонение перед западными вещами и лейблами...
  • После велопрогулки.

    Музейные тётеньки: Музы, Церберы и Сфинксы.

  • Мир разнообразен. В нём обитают паяльщики и стоматологи, сантехники и космонавты, пианисты и... роялисты. Есть место в нём и для особого дамского вида под названием «музейная тётенька». Как правило, это женщина преклонных лет или, во всяком случае, находящаяся на пороге того чудесного возраста, когда нам многое прощается. Почти как в детстве. Кстати, в моём детстве были точно такие же музейные тётеньки.

    Музейная тётенька - вечна, как вечны музеи. И название-то у них красивое - смотрительницы залов. Не надзирательницы и не даже не смотрящие (как иногда хочется их определить), а именно так - смотрительницы. Хранительницы. Музейная тётенька может быть умной и глупой, рафинированно-принаряженной и неряшливой, злобной и очаровательной. Но, так или иначе, всех женщин этой славной профессии можно разделить на три условных типа - Музы, Церберы и Сфинксы.


  • Станислав Шаронов «Смотрительница зала» (с)

    1. Итак, типаж под названием Музы. О, они обожают предмет, который стерегут. Если музей посвящён Пушкину, то они обожают Пушкина. Если вдруг тема экспозиции - водопроводные краны, будут обожать и краны. Они не просто обожают - они ревниво и по-бабьи привязчиво пестуют память о предмете или о человеке. Их рефрен, точнее девиз: «Вы ничего не понимаете!» Они навязчиво прилипают к посетителю и зорко следят, чтобы он внимательно и благоговейно осмотрел все положенные ему экспонаты. «Что же вы подгузники Дантеса пропустили?! Их нашему музею французы подарили за валюту!» - негодует она, транслируя, тем самым, что мы проигнорировали целый пласт истории и нам должно быть стыдно. Она непременно расскажет, что вот этот веер, расписанный купидонами и рокайлями, некогда принадлежал Екатерине Великой, а во время войны за ним охотился некто из Ahnenerbe! Потому что тут была тайнопись самого графа де Сен-Жермена...

    Остальное - тут.

    Collapse )