Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

После велопрогулки.

«Выйти замуж за капитана»? Она ему не пара!

  • Итак! «Выйти замуж за капитана» (1985). История любви фотокорреспондентки и офицера на первый взгляд — банальна, как все лирические комедии позднего СССР. Она — самостоятельная, эмансипированная, одинокая и — курящая (Вера Глаголева), он — крепкий мужик и настоящий полковник. В смысле — капитан (Виктор Проскурин).

    Она — разгильдяйка и практически тунеядка. Это сейчас фрилансеры — норма, а тогда положение девицы, слегка и небрежно подрабатывающей в прессе да рекламе выглядело шатким. Не сказать — сомнительным. Впрочем, необязательную Лену с трудом терпят даже там, где ей удаётся халтурить за копейки.



    Collapse )
  • Buy for 300 tokens
    ***
    ...
    После велопрогулки.

    Почему Танечка не хочет замуж?

  • Точнее — хочет, но чуть только подумает об этом... О нет, лучше быть «старой девой с котёнком», как сама Татьяна Николаевна себя определила. Печально так молвила. Не собеседнику. В пространство. Красивая и образованная, Танечка (чарующая Елена Соловей), безусловно, очень страдает без любви, без ласки. Без уютных ужинов рядом с хорошим и верным человеком. Но как представит это-вот-всё. Ой, не надо! «Вам и не снилось» - это не только о Ромке с Катей, но и о ней - об инфантильной Танечке.



    Collapse )
  • После велопрогулки.

    Самый жалкий персонаж «Интердевочки».

  • В фильме (и в одноимённой повести) «Интердевочка» жалкие — все. От главной героини до её матери, о коллег по мед-работе — до коллег на панели. Но особо несчастен здесь фоновый и малозаметный персонаж по имени Эдвард Ларсен — тот, ради счастья с котором Танька Зайцева так долго мучилась. Но, получив своё, так и не стала ...никем и ничем. Швед Ларсен выглядит жертвой и «средством передвижения». Его не любят — его используют. Причём, куда как более грязно, чем он — Татьяну. Он-то покупал в Питере девочку-ночь, а она-то шла замуж типа-по-любви.



    Collapse )
  • После велопрогулки.

    «Впервые замужем» - жёсткий аналог сюжета «Москва слезам не верит».

  • У сказочно-прекрасной кинокартины «Москва слезам не верит» есть жёстко-реалистичный, ленинградский аналог - «Впервые замужем», безо всякой ретро-ностальгии и очаровательных видов. Ровно такое же начало — 1950-е годы, молодая и наивная работница Тонечка, занимающая койку в общежитии, рожает дочь от некоего Аркадия. По сравнении с яркой и немного открыточной «Москвой слезам...» тут и стены общаги — обшарпанные, и весь быт — суровый. И всё как-то обыденно, в серых тонах, без ожидаемой праздничности.



    Collapse )
  • После велопрогулки.

    Дело не в маме. Главная причина - кто?

  • В кинофильме «Ирония судьбы» есть смыслы и моменты, остающиеся за кадром. Например, тема жены Павлика — некоей Иры, в которую Лукашин — судя по репликам — был когда-то влюблён. Вспомните, что сделал Лукашин на свадьбе одного из лучших друзей? Там это всё озвучено в откровениях самого Жени. Он принародно желал Ирине скорее бросить Павла и уйти к нему — Лукашину. Если учитывать, что в эпоху, когда женились ребята этого поколения, на свадьбах гуляло человек по пятьдесят, я могу себе представить полноту реакции, подогретой всенепременным «самогоном из деревни».



    Collapse )
  • После велопрогулки.

    Унылая семья шестидесятников.

  • Замечательный рисунок 1967 года под названием «Семья» - тут можно понять, в общем-то, почему распались многие семьи шестидесятников - он весь в науке, в дальних_далях, в крутых лабораториях, а ей важно, чтобы нормальный быт наладился, ребёнок рос и всё у него имелось. Вот это несовпадение мужских и женских темпераментов 1960-х и создало почву для массовых разводов 1971-1975 годов. О самом жутком фильме 1960-х годов. А на рисунке всё мирно, только это споскойствие таит в себе грядущй драму.

    Collapse )
  • После велопрогулки.

    Странная сцена в фильме «Старый Новый год».

  • В потрясающем телефильме «Старый Новый год», где каждая сцена — шедевр, есть очень странный фрагмент. Во второй серии Петя Себейкин (его играет Вячеслав Невинный) в обнимку со своею супругой Клавдией, рассказывает Васе о нищей юности и скромной свадьбе. Мол, ничего не было, зато как весело жили и — наедались простой пищей. А всё почему — животворящая молодость. Энтузиазм. Что смущает? Именно — скудость. Непонятная. Не монтирующаяся с некоторыми данными. Так, приступим!



    Collapse )
  • После велопрогулки.

    Быть мускулистой и загорелой...? Этой моде менее 100 лет...

  • Маркеры богатства и бедности иной раз меняются местами. Если вам удалось осилить в школе эпохальный труд Николая Гавриловича Чернышевского «Что делать?», то вы, вероятно, помните страдания юной Веры Павловны, а точнее её маменьки. Верочка была худенькой и смуглой, то есть, по мнению общества - безобразной, непригодной для выгодного, удачного замужества. Бог с нею, с красотой, но смуглость, загар в те времена считывались, как принадлежность к низшим слоям населения, а забракованная Вера Павловна, с точки зрения толпы, не могла претендовать на звание подлинно аристократической девы. Костлявость тоже не добавляла ей баллов.


  • Сравним 2010-е и 1910-е.
    Загорелая, большеротая, мускулисто-костлявая модель Natalie Roser и - белокожая, плавная дама в рекламе отбеливающего крема.


    Collapse )
  • После велопрогулки.

    Свадьба зомби или - КГ/АМ?

  • Вот это - ужасающе нарисовано. Тоска разлита в пространстве картины. Хотя, сюжет - свадьба. Но впечатление - похоронное. Или - свадьба зомби. Нет, я опять ищу сложные манёвры. Автор элементарно плохой рисовальщик.

    Collapse )
  • После велопрогулки.

    Из какой семьи была подруга Алисы Селезнёвой?

  • В кинофильме «Гостья из будущего», как в любом советском фильме, есть масса потрясающих деталей. Например, квартира и обстановка Юли Грибковой, куда попадает Алиса после больницы. Первое, что запоминается — это небрежная роскошь бытия. Люди непростые. Но мы забежали вперёд. Начнём с двери. Парадный вход с типичной для Серебряного века отделкой. В Интернете можно отыскать «расследования», что конкретно за дома (это не один дом — квартира и вход из разных мест), где это всё снималось.



    Или предки Грибковой заняли это в процессе Революции, 1920-1930-х, либо... её пра-пра...дед был владельцем всего доходного дома. Антураж очень древний (прямо эпохи Kеренского, как сказал бы Остап) и хорошо обжитый. Да! Их (владельцев доходных домов) не всегда расстреливали — многих просто «сильно уплотняли», оставляя им часть помещений, если хозяин дружил с новой властью (пусть и без особого рвения). Или они всегда жили в этом доме — например, как профессор Преображенский. Есть нюансы! По сюжету повести дед Юли — полярный лётчик.

    Collapse )